Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Законодательные «двухминутки ненависти» к «иностранным агентам»

Нынешнее российское общество и государство все больше похоже на антиутопическую оруэлловскую Океанию. Этому очень способствуют публичные заявления официальных лиц.
Министр юстиции Константин Чуйченко никак не реагирует на предложения нарушить Конституцию сайт правительства РФ

Чего только стоит недавнее предложение председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко создать в России «Министерство счастья» (с разочарованием опровергнутое)!

Аналогии с антиутопией «1984» возникают и благодаря активному распространению российского новояза с его «хлопками» вместо «взрывов», «линиями соприкосновения» вместо «фронта» и, конечно, «специальной военной операцией» вместо «войны».

Очень ярким примером оруэллизации России выглядят участившиеся законодательные предложения, направленные против «иностранных агентов», которые имеют весьма отдаленное отношение к праву и все больше напоминают «двухминутки ненависти» — коллективные сеансы демонстративной агрессии членов вымышленной партии по отношению к «врагам государства».

Последнее в ряду: министр юстиции России Константин Чуйченко заявил: «Никто не сказал того, что, извините, вы неправильно оценили мою деятельность, я за Россию. Я против иностранного вмешательства. Все, что я делаю, служит интересам России. Никто такого не сказал!»

Коллеги из «Агентства» выяснили, что это просто неправда.

Конфисковать, оштрафовать, не пускать

В начале года директор Фонда защиты национального исторического наследия Александр Карабанов обратился к спикеру Госдумы Вячеславу Володину с инициативой о конфискации имущества «иноагентов» и обращения его в доход государства. С предложениями лишать «иностранных агентов» российского гражданства выступали все тот же господин Карабанов и глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина.

Министр Чуйченко предложил лишать «иноагентов» не только государственной поддержки и финансирования, но и «возможности зарабатывать деньги» в стране, а также призвал наделять этим статусом тех, кто выступает против российских «духовно-нравственных ценностей».

В июне этого года российские депутаты согласились с необходимостью ещё большего ужесточения законодательства с тем, чтобы «победить заразу» в лице «иностранных агентов». А уже в конце июля в федеральный закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» были внесены изменения, предусматривающие запрет на способствование иностранным агентам в нарушении наложенных на них законодательных ограничений. 

Теперь в публичном пространстве появились сразу две новые «иноагентские» инициативы. По словам заместителя министра юстиции России Олега Свириденко, вскоре «обычных лиц, которые умышленно либо неумышленно помогают либо поддерживают как-то иностранных агентов», ждут штрафы от 300 000 до 500 000 рублей. Инициатива, по словам чиновника, коснется «библиотек, книг, университетов, телевидения и всего прочего». Штрафы за распространение информации об «иностранных агентах» без соответствующей маркировки начнут назначать после подписания необходимых правовых актов в конце ноября.

А глава общественной организации «Федеральный проект по безопасности и борьбе с коррупцией» Виталий Бородин направил спикеру Госдумы Вячеславу Володину письмо с предложением запретить въезд в Россию гражданам Российской Федерации, внесенным в реестр «иностранных агентов», проживающим на территории иностранных государств и в то же время «продолжающим публично критиковать принятые Президентом и Правительством РФ решения в отношении СВО, дискредитировать Вооруженные Силы РФ», а также «унижать честь и достоинство россиян, попирая их ценности». Авторы инициативы утверждают в своем письме, что относятся к критикам действующей власти как к предателям и считают запрет на въезд для «иностранных агентов» необходимой мерой «обеспечения внутренней безопасности страны».

Противоречит Конституции

Все перечисленные иноагентские инициативы в той или иной степени антиконституционны. Например, последнее предложение господина Бородина о запрете на въезд гражданам России в свою страну нарушает сразу несколько статей Конституции России.

В первую очередь, речь идет о праве гражданина беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию (статья 27). Поскольку необходимость предложенного запрета на возвращение в страну Виталий Бородин преподносит как санкцию за критику российских властей, его инициатива прямо противоречит статье 29 Конституции, которая гласит, что каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Не стоит забывать и о том, что в России никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (статья 13). Впрочем, последнее положение Конституции России многим официальным лицам давно не дает покоя. В последнее время идеи о том, чтобы вписать в Основной закон государственную идеологию звучат все громче, это предложение поддержал и председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин.

Конечно, правовая сторона «иноагентских» инициатив заботит их авторов лишь постольку, поскольку остается частью бюрократического ритуала — любой инструмент государственного принуждения должен быть отлит в форму закона с соблюдением всех необходимых канцелярских процедур. О соответствии законодательных предложений фундаментальным принципам права, Конституции России и их общественно полезном значении уже давно никто не задумывается. Говорить, что сторонники текущего политического режима на полном серьезе считают, будто возвращение в Россию Максима Галкина или Бориса Гребенщикова представляет угрозу безопасности страны, тоже вряд ли возможно.

В «иноагентской» истерике, как и в оруэлловских двухминутках ненависти, скорее можно увидеть публичную демонстрацию «коллегам по партии» лояльности режиму и профилактику мыслепреступлений среди своих.

Еще одной целью, которую преследует ужесточение «иноагентского» законодательства, безусловно, стало стремление сделать российское публичное пространство стерильным, максимально зачистив его от голосов несогласных — неоднородность информационной повестки претит российскому авторитаризму.

Наконец, цель института «иностранных агентов» – отнюдь не реакция на действия тех или иных «агентов иностранного влияния». Напротив, это законодательство само производит «иностранных агентов» с целью поддержания иллюзии борьбы с «пятой колонной».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку